Skip to main content

Весь славный городок «Горький» знает, что в доме под номером тринадцать, по улице «Цветочный бунт» проживает в своём особнячке, милейшая женщина по имени Лидия. В беседе с соседями, она всегда учтива и доброжелательна, с удовольствием обсуждает консистенцию свежевыпавшего снега, липкий он или сыпучий, подойдёт для лепки снеговика с детьми или же для нырка в сугроб. Своих детишек у Лидии нет. Когда она была юна, полна сил и энтузиазма, совсем не хотелось тратить время на создание семьи и лишать себя возможности жить на широкую ногу. Ну, а сейчас, терзает ли её одиночество? Вроде бы нет. Но никто доподлинно не знает, что творится в душе у загадочной ведьмы. Да, именно ведьмы, ещё и профессиональной. Под псевдонимом Фрайда Многоголосая, она еженедельно проводит спиритические сеансы. Об одном из таких и будет наша история.

Фрайда сидела за круглым дубовым столом. На его рабочей поверхности виднелись оккультные рисунки, на неизвестном обыкновенному человеку языке. Её научил на нём писать и говорить, мёртвый оккультист, почивший еще в восемнадцатом веке и до сих пор не ушедший на «покой». Конкретно эти символы, помогали усадить за стол бестелесного покойника и не давать ему удалиться прочь, пока призывающий не даст на то своё разрешение.

На одной из стен, висели экзотические маски, похожие на богов из разных мифологий, начиная с северной нордической цивилизации, кончая дикими туземными племенами. Перед приходом гостей, комнату наполнял неоновый свет, озаряющий удивительные сюжеты редких гобеленов, которые переехали в дом ведьмы из холла таинственного сообщества алхимиков. Как только сеанс начинался, любой источник света, строго на строго, должен был быть погашен, кроме большой чёрной свечи, горящей золотым огнем и стоящей по центру стола.

В комнату вошла пара молодых людей. Мальчик и девочка. Возраста они были примерно одного, двадцать четыре, двадцать пять, максимум двадцать шесть лет. Одевались броско. Яркие шмотки и неприлично большое количество аксессуаров в виде браслетиков, подвесок, подвязок и стразок. Эти люди выглядели так ярко и блестяще, словно самец Квезаля на фоне степной тоски.

– Здравствуйте, Фрайда. Мы боялись, что опоздали, – голос парня звучал высоко и заискивающе.

– Здрасьте. Меня зовут Маша, а его Костик. И мы очень рады, что вы позволили нам прийти, – максимально мило, протягивая бледную ручку, сказала девушка Маша.

– Добрый вечер, – не пожав руки, ответила Фрайда. – Присаживайтесь у стола.

Молодые люди сели на два свободных стула. А в комнату вошла женщина средних лет, с всклокоченными короткими волосами. Она чем-то напоминала домовёнка Кузю.

– Здравствуйте Фрайда. Я принесла всё, что вы просили, – женщина выложила из рюкзака, на котором было вышито слово «Бестиарий», два жевательных зуба и пучок русых волос.

– Здравствуй, Добромира, – ответила Ведьма. Молодые люди тоже поприветствовали вошедшую женщину.

Фрайда достала из-под стола голубой мешочек. Развязала на нём нить, кстати, выглядела это нить, как золотой провод, и когда посетители сеанса спрашивали, что это за нить, Фрайда любезно говорила, что это реликвия, оставшаяся от Ариадны.

Из мешочка в центр стола посыпались разнообразные мистические предметы. Это были птичьи косточки, засушенные жуки, цветочные лепестки, полированные камни, когти зверей и даже был один, как будто бы глаз. Ведьма добавила к содержимому два жевательных зуба и пучок волос.

– Возьмитесь за руки, закройте глаза и не открывайте, пока не почувствуете, что мой голос изменился, – продекламировала инструкцию ведьма. Участники должны были повиноваться беспрекословно, так говорилось в одном из постов в инстраграмме Фрайды. В противном случае, обряд мог не получиться или даже закончиться опасной ситуацией.

Итак, участники взялись за руки. Добромира ощутила пот на ладони Костика. Ей сразу вспомнился её первый сеанс, она тогда вообще чуть сознание не потеряла.

Фрайда запустила руку в горсть магических артефактов. Её морщинистые пальцы, словно кольчатые черви землю, ворошили содержимое.

– Когда солнце выйдет со двора

Чужая боль затронет сердце

Пусть миокард заставит биться доброта

А мёртвый глаз откроет сенца.

После короткого стихотворения, Фрайда начала гортанно запевать. Мелодия напоминала северные мотивы.

Тем временем, Костик и Маша, уже погрузились в убаюкивающий транс, возвративший их сознания к временам детства, где они сызнова переживали свои приключения. И это был ключ к открытию потенциала в настоящем. Собственно, за этим они и пришли. Услуга называлась «Наблюдатель запредельного. Человек участвовал в ритуале призыва духа, но этот дух был не знаком ему. Наблюдатель запредельного являлся кем-то вроде участника магического аттракциона. Так же, особо смелые могли задать какой-нибудь вопрос о мире мёртвых. Это обычно были скептики, писатели или те, кто и сам одной ногой в могиле.

Добромира же, выкупила услугу «Мёртвый принц». Собственно, её горячо любимый безвременно покинувший этот мир, возлюбленный, призывался обратно, чтобы на какое-то короткое время, занять тело Многоголосой Фрайды.

– Фьер Маур Ньех, – завопила ведьма.

– Что это за голос? – взволнованно спросил Костик.

– Фаур нахт Макпаул.

– Слышите, голос искажен, – Костик уже был на грани паники и посему решил открыть глаза.

Ведьма остервенело тёрла глаза пальцами.

– Что с вами, Фрайда? – спросил он.

– Вы потревожили мой дух и обязаны ответить за своё злодеяние, – низким дребезжащим голосом, сказала Фрайда (но скорее всего, это был призрак, вселившийся в её тело).

– Боже правый, мамочка папочка, мы правда не хотели, – начал оправдываться мальчик.

– Не хотели? Да вы произнесли заклинание, бросили в ловушку мои зубы и волосы, а теперь, молвишь ты, что не хотели? – призрак, завладевший ведьмой, явно был недоволен. После этих слов, он заставил ведьму положить руки на стол и перед участниками сеанса предстали очи, которые, запомнятся им на всю оставшуюся жизнь.

Вместо привычных зрачков, радужки и белков, один глаз был залит сплошным синим цветом, а другой, чёрным.

Маша закричала.

– Тихо, не надо, – сказала Добромира. – Не злите его.

– Он не знает ни солнца, ни земли, а знает только глаз, который видит солнце, руку, которая осязает землю. Окружающий его мир существует лишь как путаница, которую, не суждено распутать, никому, ибо планы, построенные человеком, должны быть разрушены судьбой, – голос Фрайды немного углубился и ещё чуть-чуть огрубел.

– Что ты имеешь виду, Витя? – спросила Добромира, стараясь не обращать внимания на подступающий к горлу ком.

– Вы не задаёте вопрос «Что такое жизнь», потому что время не переваривает ваши тлеющие кости. Вы думаете, ваша жизнь бесконечна. Это заблуждение, такие, как вы, не готовые к смерти, будут бродить с пустыми глазницами среди голых долин, где нет ни одного дерева и даже травинки. Повинуйтесь и я оставлю ваши вшивые души в покое, – Фрайда ударила кулаком по столу, из-за чего, все участники испытали неописуемый ужас и желание подчиниться.

– Что… Что вы хотите, – заливаясь слезами, сжимая потной ладонью руку своей подружки, спросил Костик.

– Золото, – грозно сказала Фрайда. – Только оно блестит и сияет среди гор из костей и черепов. Только оно способно разжечь пламя и согреть во время вечной ночи Лимба. Мне нужно золото. Иначе, я уведу вас за собой. Да будет увечье колдуньи вам напоминанием, – Фрайда схватила средний палец своей левой руки и с огромной силой дёрнула его в бок. Раздался громкий щелчок. Теперь палец смотрел куда-то в бок.

Голос утих вместе с огоньком свечи.

В темноте послышался плачь, а затем грузная фигура ведьмы рухнула со стула на пол.

– Боже мой, сохрани меня и мою душу, молю тебя, пожалуйста. Я буду тебе молиться и уйду служить в монастырь, – крестясь, Костик поскуливая бубнил.

Светодиоды начали испускать сине-зелёный свет. Комната просветлела, а вместе с этим, отвыкающие от темноты глаза, встретили друг друга. Все участники понимали, что нужно делать. Собрать все свои накопления, продать дачи, квартиры, дома и машины, чтобы выкупить как можно больше золота. Каждый из них уже продумывал план, как сохранить свою бесценную шкуру.

Фрайда с трудом поднялась на ноги, после чего попросила гостей покинуть её дом.

– Прошу вас, уйдите. Мы поговорим позже.

После того, как все вышли из дома Фрайды, она бодрой поступью вернулась к столу. Достала телефон. Нашла в списке контактов «Федя Травматолог», и нажала на дозвон.

– Федь, привет, мне надо палец вправить, – сказала в трубку она.

На том конце провода, человек задал ей какой-то вопрос.

– Да всё как обычно, вывихнула.

 

Посвящается моей любимой бабушке.

Пусть твой сон будет спокойным.

 

Рассказы

Рассказ “Ради себя”

Артём МещеряковАртём Мещеряков27.05.2024

Leave a Reply