Skip to main content

Планета KOI‑3010.01.

2087 год.

Аким везде следовал за своим напарником. Погружался в океаническую впадину на планете Kepler 62e, это 15 километров вниз, карабкался на вершину Олимпа на Марсе, гора‑вулкан, это 26 километров вверх. На Глизе 667 пробирался сквозь непроходимую чащу леса, в которой даже один шаг требует большого труда. Иногда ему бывало настолько тяжело, что хотелось лечь и тихо стонать. Однако Аким никогда не жаловался на непосильные задачи, более того, даже не подавал вида, что ему во всех смыслах тяжело. Не ныл по пустякам, не грустил по дому, являлся верой и опорой для Грилза во всех его путешествиях. Они снимали блог о выживании на планетах, имеющих потенциал для создания будущей человеческой колонии. Идея принадлежала Грилзу, он и был главным героем, лицом, мелькающим в камере. Бывший космодесантник, ныне писатель и блогер. Семьи не имел, поэтому и рисковал собой в любой непонятной ситуации. В нем поистине жил дух авантюриста.

Аким – сослуживец Грилза, можно сказать, его боевой брат. Армия забрасывала их в самые скверные доступные для высадки точки космоса. Соратников сковала дружба после того, как Аким вытащил своего напарника из жерла Олимпа. Тот сорвался вниз из‑за попытки сделать более удачное фото для будущего изучения учёными. Они считали, что одна из многочисленных экспедиций прошлого, занесла на Марс бактерии. Аким, словно Бэтмен прыгнул за Грилзом в бездну, поймал на лету и прикогтился к стенке. Потом они долго‑долго ползли наверх, часов шесть, не меньше. Настоящий друг и скромняга, решил молчать о произошедших событиях по возвращению, во имя сохранения лица своего напарника перед начальством. Но Грилз, так сильно оценил самоотверженность, проявленную Акимом, что без промедлений подал рапорт, с полным описанием событий. В той бумаге он рассказал, как допустил досадную оплошность, в результате которой, Акиму пришлось нырять в бездну. В конце доклада потребовал представить своего спасителя к ордену. Грилза уволили из войск за создание опасных ситуаций, потенциально влекущих к смерти. Акима таки представили к ордену, но без зазрения совести, он от него отказался. В тот же день, когда Грилз получил приказ на увольнение, его сослуживец написал бумагу, в которой просил расчет по собственному желанию.

После ухода со службы, они начали искать спонсора, чтобы заняться путешествиями к экзопланетам. Грилз и Аким являлись ярыми поклонниками биологии, космологии и выживания, поэтому материал обещал быть ярким, научно подкованным и, разумеется, остросюжетным. Перспективу оценил один богач из России по фамилии Зиминов и выделил им кучу денег, оборудование и космический корабль.

На планете KOI‑3010.01. наши герои должны были пройти сквозь джунгли, к берегу океана. Там находился их лагерь, полностью управляемый роботами.

– Аким, послушай, там какое‑то шуршание. Тихо, – Грилз перелез через упавшее дерево, приглашая жестом проследовать за ним.

– Животное, размером с небольшую собаку, – шепнул Аким. Он смотрел на экран камеры, включив функцию тепловизора.

– Стрелять в случае крайней необходимости, – сказал Грилз, кивнув в сторону зарослей папоротника. Они оба носили с собой пистолеты. Старая привычка десантников. К счастью, за три года таких путешествий, им ни разу не пригодилось оружие.

Заглянув за кусты, пред ними предстала неприятная картина.

– ТВОЮ Ж МАТЬ…

– Что там? – спросил Аким.

– Это…Детёныш «Шипохвоста», – ответил Грилз.

На небольшой площадке, поросшей травой, в тёплой крови, от которой еще шёл пар, лежал маленький ящер. Внешне, он напоминал дракона из фольклора. Вытянутая голова, полный рот зубов, глаза защищены мощными надбровными дугами и плотными веками. Шипохвост имел четыре мускулистые лапы, оснащённые крючковатыми когтями, длинный хвост, на кончике которого росли толстые иглоподобные шипы. Тело было покрыто прочной чешуёй, но были на нём слабые места, это область шеи, грудины и пупка. Шипохвост, из отряда Стегошлёпов, являлся самым опасным хищником на Koi‑3010.01, но также, как и наши драконы, должен был исчезнуть как вид. Они очень плохо размножались. Естественных врагов у шипохвостов не было. К сожалению, палачами стали браконьеры, почти полностью истребив популяцию этих животных. Самым ценным в шипохвосте являлся эпифиз в его мозгу, из него синтезировали мощнейший наркотик под названием «Годрис». Приход от него, позволял узреть ткань бытия, и нитки, которыми она шита. Именно поэтому, мультимиллиардеры нанимали браконьеров, не имеющих принципов и жалости, платили им запредельные суммы денег, чтобы те доставляли им головы в холодильниках.

К сожалению, люди истребили этих дивных существ, раньше, чем у учёных появились возможности детально расшифровать загадку, которая хранилась в эпифизе. Возможно, детёныш, находящийся перед глазами наших героев, был последним представителем своего вида.

Кровь, в которой он ползал, принадлежала его матери. Её тело лежало в нескольких шагах от маленького ящера.

– Мы должны забрать его на корабль, – такой вывод сделал Грилз, осмотрев место событий и самого детёныша.

– Ты с ума сошёл? Мы можем в любой момент сдохнуть и без него, – Аким сохранял спокойствие, но был решительно против очередной авантюры.

– Его мать застрелили браконьеры. Чуть ниже грудины, два входных отверстия от плазменных разрядов. Она еще тёплая. Полагаю, охотники готовили инструменты для отсечения головы, а наше появление их спугнуло. Но они вернуться. Возможно, сейчас мы можем оказаться под огнём. Так что, готовь оружие, – сказал Грилз, доставая из внутреннего кармана куртки, плазменный пистолет.

Аким последовал его примеру.

– Лучше уйти, у них преимущество в позиции и в оружии, – Аким выглядел собранно, словно снова вернулся в космодесант.

– Если мы уйдем, они погубят его. А этот шипохвост может открыть тайны сознания, зарождения жизни, и чёрт знает, чего еще. Только подумай Аким, мы станем живыми легендами, когда привезем его на Землю, – ответил Грилз.

– Ага… Даа. Но, есть несколько нюансов: посмотри на плющ, овивающий дерево позади тебя, на его листьях растут маленькие волоски, коснувшись которых, получишь отравление такое, что сетевой булинг, покажется отдыхом. Знаешь, браконьеры по кустам, это еще не самое страшное, тут растёт гриб, называется «Детерто» и, если вдохнуть его споры, он захватит твой разум, заставит найти тёплый влажный уголок и застыть в мучениях, позволив себе стать домиком для семейства крошек грибов. Мне продолжать? Могу рассказать про блох, водящихся на KOI, – Аким был экспертом по флоре, потому что, еще до поступления в космовойска, с самого детства увлекался растениями.

– Да знаю я про этих блох. Если ты откажешься, пойму. Можешь сразу идти в лагерь. А я свой выбор сделал, – Грилз же, больше склонялся к изучению фауны и космоса, так они с Акимом дополняли знания друг друга в путешествиях.

Тем временем, день уже клонился к закату.

– Ты же знаешь, что я не могу тебя бросить. Бери своего ящера на ручки, и пойдём, – сказал Аким и окинул друга суровым взглядом.

Грилз приманил шипохвоста протеиновым батончиком. В другой руке у него была куртка, которую он резко набросил на заглотившего приманку ящера. Шипохвост барахтался и громко кричал.

– Тихо дружочек, я Грилз, а это Аким. Мы спасём тебя, – в попытках успокоить рептилию, говорил авантюрист. Это сработало, детёныш постепенно успокаивался. В этом время за их спинами, враги оттачивали коварный план атаки.

«Бум». Вспышка осветила джунгли, засыпающие под тихую песню сумерек. Плазменный разряд попал в плечо Гризла и он, вместе с шипохвостом рухнул на землю. Аким бросил камеру, которая, к слову, продолжила снимать. Сделал кувырок‑перекат, спрятавшись за тело мамы шипохвоста, и два раза выстрелил в сторону, откуда, началась атака.

«Бум». Плазменный разряд прилетел в ответ. В этот раз, выстрел поразил плоть мамы шипохвоста.

Аким уже обходил браконьеров. Они не подозревали насколько хорош бывший космодесантик, когда в нём просыпается инстинкт выживания.

«Бум Бум». Голова злодея превратилась в кашицу из осколков черепа и фрагментов мозга. Остатки разлетелись на несколько метров во все стороны.

Второй браконьер предпринял попытку развернуть винтовку в сторону Акима, но не успел. Ботинок уже летел на свидание с его лицом. Удар ноги сорок пятого размера выбил пару зубов у негодяя и заставил его уснуть. Аким же, не церемонясь ни секунды, разрядил сгусток плазмы в его голову. Всё. Нету больше браконьеров.

– Грилз, дружище, ты в норме? – Аким, упал на колени, в попытке, как можно скорее проверить насколько серьезный урон получил его друг, лежащий лицом в землю.

Из‑под человека выскочил шипохвост. Глаза его выглядели напуганными, можно сказать ошалевшими, но он пока что не атаковал. Аким в попытке прощупать пульс Грилза, потянул руку к шее своего друга. Шипохвост расценил этот жест, как нападение на своего человека, в котором он признал родственную душу. Шипохвосты, как будто видели людей насквозь.

Аким не успел уклониться от молниеносной атаки животного. Хвост, с дюжиной острых шипов, засвистел, рассекая воздух и врезался в его руку. В области локтя появилась рваная рана и торчащая наружу буро‑жёлтая кость.

Человек взвыл от боли. Шипохвост же отпрянул назад, как будто осознав свою губительную мощь.

Грилз, от жутких криков соратника, вернулся обратно в сознание. Ему повезло, разряд пришёлся по нему в скользь, поэтому защитный костюм справился с задачей и защитил тело. Но, от мощности выстрела, Грилз взмыл вверх и потом рухнул на землю вниз головой, получив сотрясение мозга. Это мелочь, в сравнении с тем, что происходило в данный момент. Взглянув поближе на рану Акима, он сделал неутешительный для того вывод: «Чёрт, хреново. Открытый перелом локтевого сустава». По сути, рука держалась на коже, связках и сухожилиях.

– Аким, брат, руку придётся ампутировать, иначе ты истечешь кровью прежде, чем солнце зайдёт за горизонт, – сказал Грилз.

– Тогда чего медлишь, делай, – сквозь сжатые зубы, дрожащим от боли голосом, ответил Аким.

Грилз отошёл на шаг. Достал из кобуры плазменный пистолет. Накрутил на нём мощность на минимум. Прицелился в локоть и выпустил несколько разрядов подряд.

Рука незамедлительно отпала. А рваная рана прижглась из‑за очень высокой температуры плазменного выстрела.

– Жить будешь, уколю обезбол и пойдем к кораблю. Там в мед‑отсеке обработаем рану, и начнешь пить антибиотики… – на миг воцарилось молчание.

– Готов идти? – спросил Грилз через пару минут, после укола.

– Да. Если мы доберемся сквозь ночные джунгли до берега, предлагаю отправиться в отпуск. Хочу просто поваляться на песке, потягивая Пино‑Коладу.

– Конечно доберемся. Идея достойная отбить кулачок, но, похоже, не сегодня, – сказал Грилз, воссоздав на лице подбадривающую улыбку.

Он поднял куртку с земли и нашёл взглядом шипохвоста.

– Иди‑ка сюда приятель.

– Ты что, собираешься взять его с собой? Если здесь есть еще охотники, нам конец.

– Ещё как я собираюсь его взять.

– Ну твою же мать Грилз. Завязывай.

– Ты меня знаешь, я не люблю завязывать.

– Ты. Такой, сука…. Задушил бы, да руки второй нету.

– Вот, так твоя жертва не будет напрасной.

– Хорош болтать, хватай его и пойдём.

Наши герои находились в пути десять часов к ряду, и всё‑таки прибыли в желанную точку – это берег океана, где находился их корабль.

В медицинском отсеке было довольно прохладно. Аким сидел на хирургическом столе, пока его рану обрабатывал робот врач. Шипохвост мирно дремал на куртке, а Грилз не сводил с него глаз, пока не услышал позади плачь.

Детёныш проснулся и издал писк, похожий на кошачье мяуканье. Видимо, хотел есть.

– Аким, что с тобой?

– Ты знаешь, я люблю нашу жизнь так сильно, что ни на что бы её не променял. Богатство, слава, всё это не для меня. Я люблю хруст грунта под ногами на планете, которую мы вот‑вот исследуем. Её запах и вкус, её закат. А деньги – это просто цифры, из которых можно построить забор, чтобы оставить за ним жизнь раба. Люди спокойно пускают свои судьбы в размен. А я не хочу так. Нужны важные открытия для всех нас, землян. Эти богачи, Грилз, они не остановятся, пока не выжрут своими свиными пятаками душу нашего дома, высосут нашу надежду на будущее и закусят оливкой. И я верю, мы с тобой, можем найти для человечества новый мир.

– Мы вернемся на Землю. Сделаем тебе новую кибер‑руку. Смонтируем материал о шипохвосте. Это будет самая крутая история во Вселенной. Потом отправимся отдыхать. Потягивать Пино‑коладу, как ты и хотел. А немного позже, снова пустимся в приключения.

– Не прикидывайся, ты всё понимаешь. С кибер‑рукой, я больше не смогу летать с тобой на другие планеты и выполнять свою работу. Это слишком сложный механизм для опасных путешествий. Если она сломается на вершине горы, это поставит под угрозу нас обоих.

– Значит, больше никаких путешествий, – очень серьезно ответил Грилз.

– Брось… Сам себе веришь? Ты не откажешься от других планет никогда.

– Ради тебя друг, откажусь.

Грилз достал пистолет и обернулся в сторону шипохвоста. Подмигнул ему, и выстрелил в свою левую руку.

Он беспомощно упал на пол медицинского отсека, вслед за отстрелянной конечностью. По прошествии пяти минут стонов боли, Грилз произнёс слова, навсегда врезавшиеся в память Акима.

– Ну что, веришь мне?

Два путешественника сидели друг напротив друга, и рыдали, как дети, пока маленький шипохвост кушал сырое мясо.


 

Leave a Reply